The location of the appendix Retroperitonealnoe location of the appendix is very rare. All children with a similar localization usually come to the hospital for 3-4th day of onset. In this regard, the ultrasound revealed only complicated forms of acute appendicitis as periappendikulyar – ing infiltrate. Identifying these changes because of the large size, the presence of a liquid component and a pronounced reaction periappendikulyarnyh structures presents no significant difficulties. Continue reading


Tumor genital Typical ultrasound picture of malignant testicular tumors is to increase its size, irregular shape of the tumor node, clear irregular contours, chaotic internal structure, the low intensity of the reflection. Malignant tumors of the genital organs of girls in 86% of cases are localized in the ovaries, 10% – in the moisture – deprivation and cervix, 3% – in the body of the uterus.

In rare cases, the tumor is localized in the outer opening of the urethra and vulva. On morphological characteristics are most common Hermine – gene ovarian tumors (80%) and sex cord stromal tumors (13%). Epithelial tumors (ovarian cancer) are not characteristic of childhood and account for 7%. Ultrasound picture of ovarian tumors characterized by the presence of the tumor site with clear smooth contours of the inhomogeneous structure, with zones without reflections, alternating with areas of parenchymal density. In most cases, the tumor is larger, performs the pelvis and lower abdomen, causing deformation and displacement of adjacent organs and tissues. Continue reading


Ultrasound pictures of tumor lesions of the bladder characterized by irregular thickening of the mucosa of 1-3 cm, and exophytic tumors localized in the region of the neck, in the lateral and front and rear walls of the bladder. In rare cases (17%) tumor growth and has extracystic defined as hummocky node parenchymal density, commonly adjacent to the wall of the bladder, causing displacement and deformation.


Гемобластозы у детейПоражение средостения при гемобластозах у детей почти в 2/3 случаев обусловлено лимфогранулематозом (ЛГМ) (рис. 20). Поражение органов грудной полости при ЛГМ наблю­дается у 54% больных, первично-медиастинальная лока­лизация — у 12%. Изолированное поражение внутригруд­ных лимфоузлов отмечается в 79%, реже — в сочетании с поражением легочной ткани, плевры (21%). Чаще встре­чается поражение паратрахеальных и трахеобронхиаль – ных групп лимфатических узлов. Значительно реже в опу холевый процесс вовлекаются бронхопульмональные и загрудинные лимфатические узлы. Изолированное пора­жение паратрахеальных, а также бронхопульмональных узлов наблюдается в редких случаях. Поражение легочной ткани, как правило, выявляется в виде единичных или множественных шаровидных теней размером до 3—4 см, расположенных преимущественно в средних и нижних отделах легких. В опухолевых узлах в легочной ткани мо­гут возникать полоста распада. Поражение легочной тка­ни в виде инфильтративныхили шперстициальных изме­нений встречается в более редких случаях. Поражение ви – лочковой железы и плевры нетипично для ЛГМ. При медиастиналыюй форме лимфосаркомы у детей изолированное поражение органов грудной полости на­блюдается в 25% случаев. При этом изолированное по­ражение медиастинальных лимфатических узлов, плевры, вилочковой железы встречается с одинаковой часто­той (10%), изолированное поражение легочной ткани не наблюдается. У преобладающей части больных (75%) от­мечается сочетанное поражение различных органов и тканей грудной полости. При этом наиболее типичным является сочетанное поражение внутригрудных лимфа­тических узлов, вилочковой железы и плевры. Измене­ние плевры у 50% детей выявляется в виде одно – или двухстороннего плеврита, у 33% — в виде единичных или множественных узлов на плевре (костальной, медиасти – нальной или базальной). У 17% больных наряду с жид­костью выявляются опухолевые узлы на плевре. При по­ражении вилочковой железы изменения, как правило, фиксируются в обеих долях. Изменение легочной ткани характеризуется опухолевой инфильтрацией прилежа­щих отделов при увеличении медиастинальных и брон – хопульмональных лимфатических узлов, а также вилоч­ковой железы [ 12].


Изменения выходного отдела желудкаКогла необходимо полностью оценить все изменения выходного отдела желудка, для изучения кардиального перехода ребенок пьет воду или молоко в положении ле­жа на спине. Это исследование носит название «водносифонная проба». Оставшаяся жидкость располагается в кардиальном отделе желудка (в самом низком месте), со­здавая условия «акустического окна». Датчик устанавли­вается в эпигастрии вдоль брюшного сегмента пищевода. При этом хорошо видны его слои: центральный, гипер­эхогенный — обусловлен слизистой пищевода; тонкий гипоэхогенный слой, который не превышает 1 2 мм, связан с мышечным слоем стенки; тонкий наружный ги­перэхогенный слой является отображением адвентиции. Увидеть нижний пищеводный сфинктер в виде локаль­ного утолщения мышечного слоя не представляется воз­можным. При прохождении воды или жидкой пищи про­свет кардиального отдела пищевода не раскрывается бо­лее чем на 1—2 мм. Вне пассажа просвет пищевода не оп­ределяется. Первый глоток жидкости проходит, не задерживаясь в области нижнего пищеводного сфинкте­ра. Все последующие глотки задерживаются в брюшном сегменте пищевода, формируя так называемую «эпифре – нальную» ампулу (рис. 16—20).


Измененный пилорический каналПри хорошем владении аппаратом и датчиком уви­деть измененный пилорический канал у ребенка раннего возраста можно и без всякой подготовки. Он действи­тельно выглядит как «пилорическая опухоль» — гипоэхо – генное образование цилиндрической формы с ярким ги – перэхогенным сигналом в центре; этот сигнал от слизис­той канала имеет линейную форму (продольное сканиро­вание) или круглую форму (поперечное сканирование) из-за слизистой канала. При пилороспазме канал может долго быть в сокращенном состоянии, но утолщения мышцы не происходит. На фоне адекватной терапии че­рез некоторое время определяется нормальный пассаж и неизмененные стенки привратника. Имеются единич­ные сообщения о заболеваниях, симулирующих врож­денный пилоростеноз. К таким болезням, в частности, относится эозинофильный гастроэнтерит [10]. В современных условиях план обследования детей раннего возраста с признаками высокой кишечной не­проходимости должен выглядеть следующим образом: после соответствующего клинического осмотра, когда вырабатывают показания, осуществляют в первую оче­редь ультразвуковое исследование. В случае определения пилоростеноза больному проводят хирургическое лече­ние с предварительной эндоскопией или без нее. При бо­лее редких состояниях, вызывающих высокую кишечную непроходимость (различные виды атрезии двенадцати­перстной кишки, синдром Ледда, кольцевидная подже­лудочная железа), эхография малоинформативна. Поэто­му детям проводят эндоскопическое, а затем и рентгено­скопическое исследование как наиболее эффективное для данных патологий.


Нтральная полостьПилорический жом раскрывается только тогда, когда сфор­мируется «антральная полость»» – часть выходного от­дела, отделяющегося от основной полости за счет смыкающихся перистальтических волн (рис. 5—7). Чаще всего эта полость формируется через две волны на тре­тью. Значительно реже эвакуация наблюдается через од­ну перистальтическую волну. Если каждая перистальти­ческая волна приводит к формированию антральной по­лости и эвакуации содержимого желудка, то можно го­ворить об ускоренном пассаже. У здорового ребенка на фоне гипоэхогенной воды хорошо просматривается не­большое количество слизи в виде гиперэхогенных вклю­чений. При таком функциональном отклонении, как гиперсекреция, которая может наблюдаться как самосто­ятельное явление, а также как симптом гастрита, количе­ство гиперэхогенных включений резко увеличивается, создавая симптом «снежной метели». Увидеть раскрытый пилорический жом у детей техни­чески довольно сложно (как уже говорилось, его длина и ширина составляют 3—5 мм). Для того чтобы увидеть та­кой небольшой объект, который, к тому же, появляется раз в 2—3 мин, гребуются терпение и определенные навы­ки. Луковица двенадцатиперстной кишки предстает в ха­рактерной треугольной форме и очень похожа на антраль – ную полость, что создает основу для большого числа диа­гностических ошибок. Стенки луковицы имеют трехслой­ную цифференцировку, которая лучше определяется у детей более старшего возраста; в раннем возрасте стенки чаще всего выглядят сплошной гиперэхогенной линией (рис. 8). В выполненном состоянии луковица находится несколько секунд, после чего содержимое эвакуируется в кольцо двенадцатиперстной кишки. Увидеть, а тем более оценить постлуковичный отдел, верхнюю горизонталь­ную часть кольца, нисходящий отдел кишки практически невозможно из-за быстрого пассажа содержимого (рис. 9).


Характеристики кровотокаКак ни парадоксально, характеристики кровотока по крупным стволам почечной артерии, вплоть до междоле­вых сосудов, меняются незначительно и не имеют диа­гностической ценности. Можно обратить внимание на исчезновение «гармонии» в показателях периферическо­го сопротивления, когда RI и PI имеют разные значения на уровне ствола артерии, сегментарных ветвей, но редко выходят за пределы нормы. Абсолютные значения скоро­сти артериального кровотока также меняются незначи­тельно, и их невозможно использовать в диагностичес­ком процессе. Самые заметные изменения кровотока происходят на уровне дуговой и междолевой артерий, что выражается в резком падении сосудистого сопротивления. RI, PI и ISD уменьшаются в значительных пределах – ниже 0,55,1,0 и 2.0 соответственно, что на спектрограмме выражается повышением диастолической скорости (рис. 78—80) [16. 53]. Подобная стройная схема оценки кровотока по мел­ким артериальным сосудам почки у 22% людей не всегда возможна, так как у них отсутствует дуговая артерия. Междольковые артерии в этой ситуации являются про­должением междолевых сосудов [54]. По изменению показателей периферического сопро­тивления на уровне дуговой и междолевой артерий мож­но судить об эффективности лечения и прогнозе заболе­вания. Повышение сопротивления до нормальных цифр, стабилизация гемодинамических показателей говорит об успешности терапии (рис. 81). Повышение сопротивле­ния сверх нормы свидетельствует о неадекватности тера­пии, осложнении основного патологического процесса [53, 55]. Снижение периферического сопротивления на уровне дуговой артерии характерно не только для гломерулоне – фритов. Оно прослеживается на фоне капилляротокси – коза, инсулинозависимой формы сахарного диабета. Ди­абетическая микроангиопатия, гак хорошо описанная у взрослых больных, в педиатрической практике встреча­ется достаточно редко [56]. Должно, наверное, пройти достаточно большое количество времени, чтобы измене­ния почечной паренхимы были заметны при обычном сканировании в виде гиперэхогенных ободков с нечетки­ми контурами вокруг пирамидок (рис. 82). За этот срок


ЦЦК и ЭДИспользование ЦЦК и ЭД в определенной мере поз­воляет более четко зафиксировать расположение патоло­гического очага. В инфилыративной фазе в зоне пораже­ния исчезает изображение мелких сосудов при сохране­нии относительно крупных стволов. В стадии деструкции в районе патологических изменений сосуды любого ка­либра не определяются. Видны только сосуды здоровых участков паренхимы, оттесненные абсцессом или кар­бункулом. Показатели сосудистого сопротивления при импульсной допплерометрии в видимых сосудах обычно сохраняют свои нормальные значения. В клиническом плане пиелонефрит очень часто симу­лирует развитие гнойного поражения аппендикса. Осо­бенно сложна дифференциальная диагностика у детей раннего возраста. Быстрое развитие гнойного процесса вплоть до пионефроза, особенно на фоне аномалий раз – вины, гидронефроза, уретерогццронефроза, требует экс­тренной хирургической помощи. Без ультразвукового исследования в настоящее время оперативное вмеша­тельство невозможно.


Кистозное поражение канальцевого аппаратаПри губчатой почке, когда имеется кистозное поражение канальцевого аппарата, пирамидки приобретают повышенную эхогенность (см. в разделе 3.3 рис. 65). Эта патология встречается крайне редко, и ее очень трудно заподозрить, поскольку симптом «белых пирамидок» мо­жет быть обусловлен некоторыми другими, чаще встре­чающимися состояниями [25]. У новорожденного ребенка резкое расширение всех отделов собирательного комплекса (гидронефроз) может быть вызвано пороком развития мочеточника в различ­ных его отделах, мочевого пузыря, мочеиспускательного канала, что в свою очередь приводит к нарушению уро – динамики. Степень нарушения уродинамики бывает раз­личной, и, естественно, различна степень расширения лоханки, чашечек. Однако тяжесть патологического про­цесса связывается не с величиной лоханки, а с характе­ристикой паренхимы: изменением ее эхогенности, поте­рей дифференцировки, уменьшением ее толщины, зна­чительным обеднением кровотока. При эхографии в ди­намике необходимо поэтому следить за толщиной паренхимы хотя бы в трех точках (на полюсах и в среднем сегменте). Ее уменьшение свидетельствует о прогресси – ровании патологического процесса, неизменность — о стабилизации уродинамики. Когда паренхима вообще не видна или представлена в виде тонкого гиперэхогенного ободка, больше похожего на капсулу почки, тогда необходимо говорить о декомпенсированном пщронефрозе (рис. 40). Размеры почки чаще всего увеличены, хотя воз­можны варианты уменьшения объема почки при расши­рении собирательного комплекса.