Cause of acute abdominal syndrome Inflamed appendix is ​​not modified Seen and other echografically revealed changes (most – education cystic right ovary) are regarded as a cause of acute abdominal syndrome. Reduce the likelihood of false- echo – graphic conclusions can be exactly as described in the study of children with acute abdominal pain, as well as by increasing the time and the frequency of the study.

During prolonged compression in the right iliac region by cecal growth spasm decreases the influence of artifacts associated with the presence of gas in it and chyme. In some cases it is advisable to carry out follow-up study in 1-2 hours if the patient’s condition allows. Must also be aware of the possibility of the child comorbidity non currently cause of acute abdominal syndrome. Unchanged appendix evaluated as inflammatory transformed. Continue reading


Inflammatory process in the appendix Inflammatory process in the appendix alters its normal ehotraficheskuyu characteristic. First of all, it decreases displaceability appears rigidity (can not be compressed), significantly transformed its internal structure, changing the diameter. Together, these factors contribute to a more favorable environment for the determination process on the background peristaltiruyuschih, flexible (subject to compression) bowel loops.

In addition, the presence of effusion (in mezhpetlevyh spaces projected right lateral canal and pelvis), often accompanying protsessuv acute abdomen, especially in children, creates additional conditions contrasting increased in size fixed inflamed appendix. Echographic semiotics amended appendix is very variable and depends strongly on the nature of the inflammation. The greatest difficulty is identifying reliable echographic semiotics catarrhal form of acute appendicitis in children. Continue reading


Other neoplasms Retinoblastoma – the most common intraocular malignant tumor that occurs predominantly in early childhood. Sonography is an informative diagnostic method to determine extent of tumor invasion, tumor judge the dynamics of tumor growth. Ultrasound picture is characterized by the presence of space-occupying lesion on the retina with fuzzy rough hilly contours of the inhomogeneous structure with hyperechoic inclusions.

Most of the children have a retinal detachment of varying severity. In healthy children, unaltered appendix in most cases are either not visible or determined with great technical difficulties, due to the elasticity of its walls (lack of rigidity in compression sensor) and small size. Unchanged appendix can be identified in 5% zdorovyhdetey. It is a structure with a distinctive tubular shape layered structure amenable to compression, easily dislodged. At ultrasound appendix in children has three layers. Continue reading


ОПУХОЛИ МЯГКИХ ТКАНЕЙНаиболее характерными для ультразвуковой картаны мягкотканных злокачественных опухолей конечностей, туловища, головы и шеи являются объемные образования неправильной округлой формы с бугристыми контурами, неоднородной структуры, широко прилежащие к костным структурам. Чаще (60%) — с нечеткими контурами, реже — с четкой плотной капсулой. В большинстве случаев струк­тура образований неоднородна — чаще пониженной плотноста с неоднородными гиперэхогенными зонами непра­вильной формы без четких контуров, в редких случаях—с анэхогенными участками неправильной округлой фермы. Размеры опухолевых узлов колеблются в широких преде­лах — от 1 до 15 см. Кроме изучения первичного опухоле­вого узла необходимо оценивать состояние прилежащих органов и тканей. У15% больных при локализации опухо­ли в области конечностей обнаруживается поражение прилежащей костной ткани в виде деструкции, слоистос­ти, прерывистости, шероховатости коркового слоя кости. Рабдомиосаркома – наиболее частая опухоль мягких тканей, локализующаяся в области головы и шеи, уроге – нитального тракта, области туловища и конечностей (рис. 12—14). Более половины наблюдений рабдомиосар – комы головы и шеи относятся к так называемой параме – нингеальной области, занимающей полость носа, около­носовые пазухи, носоглотку, крылонебную и подвисочную ямки, среднее утю (рис. 15). Околоушно-жевательная об­ласть, ротоглотка, гортань, язык, другие мягкие ткани го­ловы и шеи, а также орбита поражаются рабдомиосарко – мой с почти одинаковой частотой — в 25 и 20% наблюде ний соответственно [10]. Дифференциальная диагностика поражений мягких тканей головы и шеи проводится с ре­же встречающимися мезенхимальными опухолями, ней – робластомой, назоорофарингеальной злокачественной лимфомой, лимфогранулематозом. Поражение лимфоцц – ной ткани глоточного кольца при лимфосаркоме наблю­дается в 7% случаев. Среди опухолевых образований шеи необходимо также дифференцировать различные кистоз – ные изменения — срединные и боковые кисты шеи. В ре­зультате воспалительных изменений, сопутствующего лимфаденита они метут создавать полную иллюзию зло­качественного поражения (рис. 16).


ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ КОСТЕЙУльтразвуковая картина внекостного компонента зло­качественных опухолей костей характеризуется наличи­ем объемного образования, широко прилежащего к кос­ти гетерогенной структуры с зоной пониженной плотно­сти по периферии и гиперэхогенными участками вблизи кости (рис. 2—5). В какой-то степени возможна оценка и пораженной костной ткани из-за значительных измене­ний ее эхогенности. В частности, ультразвуковые иссле­дования проводятся для оценки мягкотканного компо­нента при саркоме Юинга. остеогенной саркоме. При лангергансово-клеточном гистиоцитозе наи­больший процент поражений приходится на плоские ко­сти (60%), второе место по частоте занимают трубчатые кости (32%). Типичная локализация процесса — лобная и геменные кости. При рентгенологическом исследовании выявляются дефекты костной ткани неправильной округлой формы с неровными контурами, не сливающиеся между собой, без периостальной реакции, с наличием мягкотканного компонента, хорошо видимого во время ультразвукового исследования (рис. 6).


ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯВрожденный пилоростеноз (впервые описан в 1646 г.; исторические сведения приведены в [8]) преимуществен­но поражает мальчиков, которые болеют в 3—4 раза чаще девочек. Чаще всего пилоростеноз определяется у перво­рожденных детей. Диагноз пилоростеноза в 85—90% слу­чаев устанавливается по характерным клиническим при­знакам, пальпации «пилорической опухоли». Основные инструментальные методы исследования при этом забо­левании — эндоскопия, ультразвуковое и рентгенологиче­ское исследования. Последний метод в настоящее время используется все реже и реже благодаря более широкому применению для исследования пилоростеноза эхографи – ческой визуализации, которая впервые была предложена и осуществлена R. L. Teele и Е. Н. Smith в 1977 г. [9]. Этиология заболевания до сих пор не объяснена. По­явление пилоростеноза объясняется гипертрофией цир­кулярных мышечных слоев привратника с их одновре­менной частичной гиперплазией. Впоследствии присое­диняются воспалительные изменения со стороны слизи­стой этого отдела. На основе гипертрофии и гиперплазии пилорической мышцы образуется «опухоль», своей фор­мой и величиной напоминающая небольшую сливу. «Опухоль» растет, и у 6-недельного ребенка она будет больше по ширине и длине, чем у 2-недельного. По мере сужения просвета привратника усиливается перисталь­тическая активность желудка, которая не характерна для детей раннего возраста, поскольку эвакуация осуществ­ляется у них при тоническом сокращении стенок желуд­ка. Необходимо подчеркнуть, что при пилоростенозе происходит изолированное изменение только мышечно­го слоя желудка. В луковице двенадцатиперстной кишки мышечный слой интактен, в просвет луковицы выпячи­вается гипертрофированный привратник подобно тому, как шейка матки внедряется во влагалище. При ультразвуковом исследовании возможно выявле­ние трех симптомов, характеризующих пилоростеноз: удлинение привратника (более 20 мм), сужение просвета канала, утолщение мышечного слоя (более 4 мм). Ни один инструментальный метод, кроме эхографии, не мо­жет одновременно дать оценку этих трех компонентов. Во время исследования оценивается также характер пас­сажа через суженный участок (четвертый симптом). Все­гда наблюдается утолщение мышечного жома. Толщина сфинктера может достигать 6—12 мм (с одной стороны). Также практически всегда происходит удлинение канала, который достигает в некоторых наблюдениях 30—40 мм. К косвенным признакам пилоростеноза при ультразвуко­вой диагностике можно отнести увеличение размеров же­лудка, наличие в его просвете большого количества сли­зи, остатков пищи (иногда, несмотря на предварительную подготовку), появление перистальтических волн. Сужение просвета канала происходит не у всех детей. Под нашим наблюдением находились больные, у которых диаметр канала был в нормальных пределах при его удли­нении до 25 мм, утолщении мышечного жома до 5 мм и сохранении нормального пассажа. У всех этих детей по­теря веса была незначительна, клинический синдром срыгивания и рвоты был выражен неярко. Более того, при проведении эндоскопии «пилоростеноз» был отверг­нут из-за широкого просвета канала. В классической пе­диатрической рентгенодиагностике известен термин «компенсированный пилоростеноз», когда определяется сохранный пассаж через удлиненный канал. В современ­ной ультразвуковой диагностике появилась возможность найти связь между выраженностью патологических симптомов и степенью компенсации пассажа. Наруше­ние эвакуации из желудка напрямую связано с диамет­ром канала, который уменьшается по мере утолщения мышечного жома. Критической становится толщина жо­ма в 5—6 мм, когда продвижение жидкости через канал становится минимальным, при этом длина его может быть самой различной (рис. 10—14).


Забросы мочиАктивные и пассивные забросы мочи в мочеточник, особенно в нижнюю и среднюю трети, увидеть практиче­ски невозможно. Если они фиксируются, то происходит это случайно. Также случайно определяются подобные забросы и в верхнюю треть мочеточника, в прилоханоч – ный отдел, когда во время исследования почки в ее воро­тах неожиданно появляется трубчатая структура. При этом движение жидкости или болюса мочи направлено от мочевого пузыря в сторону лоханки. Необходимо отме­тить, что исследование детей обычно происходит в фи­зиологических условиях, т. е. мочевой пузырь не перепол­нен, не проводится форсированный диурез с приемом больших количеств жидкости и мочегонных средств. В противном случае подобное рефлюктирование фикси­ровалось бы значительно чаще. Несомненно, что случай­ное выявление заброса в мочеточник у детей является аб­солютным признаком пассивного ПМР (рис. 45). Основными показаниями для активного поиска по­добной патологии являются частые атаки пиелонефрита, инфекции мочевыводящих путей или эхограф ический признак в виде стабильного увеличения размеров лохан­ки — пиелоэктазия. Чем больше размеры лоханки, тем выше вероятность развивающегося гидронефроза. Тол­щина просвета лоханки в 12—14 мм уже требует присталь­ного внимания.


КистозыК группе гистологических аномалий относится совокупность пороков развития почечной ткани — каналь­цев, почечных телец, сосудов. В ней разделяют: почеч­ные кистозы различного типа (поликистоз новорожден­ных и детей различного возраста, нефронофтиз Фанко – ни, губчатая почка, кистозы при наследственных синдромах); почечную дисплазию, под которой понима­ют нарушение нормального развития почечной ткани без уменьшения ее объема (мультикистоз, мультилоку­лярная киста и др.); почечную гипоплазию, когда порок развития почечной паренхимы сочетается с дефицитом ткани (гипоплазия простая, кортикальная, гипоплазия с дисплазией, фокальная и др.). Ультразвуковая диагностика при аномалиях развития почек не всегда информативна. Симптом «отсутствующей почки» на привычном месте требует тщательного скани­рования со всех сторон во всех отделах живота. Симптом может быть обусловлен агенезией, аплазией, дистопией, аномалией сращения. Необходимо помнить, что смор­щенная почка с потерей всякой дифференцировки парен­химы из-за своей плотной ткани может очень легко маски­роваться в эхогенных тканях забрюшинного пространства.


Для правильной трактовки получаемых результатов при ультразвуковом исследовании необходимо придер­живаться единой классификации нефропатий у детей. Диагностические возможности эхографии в каждой из приведенных ниже групп заболеваний различны, по­скольку имеются определенные рамки, ограничиваю­щие каждый метод получения визуальной информации. Тем более необходимо представлять себе сильные и сла­бые стороны ультразвукового исследования, умело соче­тать его с другими методами исследования. В своей ра­боте мы руководствуемся классификацией, предложен­ной М. С. Игнатовой и Ю. Е. Вельтищевым (1989) [1] и модифицированной нами.


Жесткое нормирование гемодинамикиДовольно жесткое нормирование гемодинамики можно подчеркнуть некоторыми постоянными анатоми­ческими и физиологическими критериями. Например, имеется жесткое соотношение почечной массы и массы тела, о котором говорилось выше. На протяжении дет­ского возраста остается постоянным объем почечной перфузии, соотнесенной на единицу площади тела. Этот показатель равен 383 мл/мин/м2 [13]. Таким образом под­черкивается важность почки, как одного из органов, обеспечивающей гомеостаз. Каким бы не было физическое развитие ребенка (масса, рост), у него должна быть такая определенная суммарная почечная масса, которая могла бы выполнить эту жизненно важную функцию. Ес­тественно, без постоянного по времени и мощности (давлению) кровотока выполнение этой задачи было бы невозможно. Почка – сосудистый орган. Поэтому она должна постоянно контролировать и регулировать арте­риальный поток. В ультразвуковом исследовании регуля­ция гемодинамики выражается в тонусе мелких артери­альных почечных сосудов. Состояние мыщечной состав­ляющей их стенки в этом плане имеет определяющий ха­рактер. Спазм или расслабление гладких мыщечных волокон под воздействием различных причин приводит к повышению или понижению артериального давления, изменению почечной перфузии. У здорового человека имеются определенные границы сосудистого тонуса, внутри которых возможна саморегуляция, адаптация и постепенное выравнивание тонуса на всех уровнях по­чечной артерии. Почка, как один из регуляторов системного артери­ального давления, обязана реагировать на любой фак­тор. который может повлиять на артериальное давле­ние. Например, обычно допплеровское исследование проводится при горизонтальном положении пациента. Если его поставить, то периферическое сопротивление в почечных сосудах резко падает (рис. 14) и приходит к норме только на 7-й минуте. За это время у человека происходит адаптация к изменению положения тулови­ща. При вегетососудистых дистониях подобной норма­лизации не происходит, что может являться маркером серьезных изменений системного артериального давле­ния [14].